foto_trip


Какое путешествие обходится без фотографий?


Previous Entry Share Next Entry
Верхняя Гутара - обитаемый остров.
karpukhins wrote in foto_trip
Из серии - "Соло по Тофаларии"

Река Мурхой впадает в Гутару несколько ниже того места, где я расстался с группой туристов, подкинувших меня в нужном направлении. Местных, кстати, раздражает, когда реку так называют, сами они говорят Мархой, но на карте она значится именно как Мурхой. И от самого устья Мурхоя-Мархоя до посёлка раза в два дальше, а здесь совсем близко, не более километра, но нужно переходить на другую сторону Гутары. А по слухам, большой весенний паводок этого года разрушил единственный подвесной мост через реку. Это обстоятельство и довольно большой груз не стимулируют активных действий, а вынуждают пустить всё на самотёк. Есть ощущение, что всё решится само собой, как и было до сих пор. Уж если идёт такая струя, то не стоит из неё выходить. Так и вышло. Просидел не более двух часов. За это время мимо прошли несколько местных жителей, но все они шли от посёлка куда-то на рыбалку. Но, в конце концов, и попутный местный житель попался. Молодой парень помог дотащить мешки до реки и по моей просьбе пошёл сообщить Антиповым весть о моём прибытии. Но оказывается, Антиповы уже ждали и как-то умудрились просчитать время моего прибытия. Глеб – младший сын из этой семьи, был послан на коне на поиски гостя. С ним благополучно и встретился на берегу Гутары, а потом на резиновой лодке был переправлен в посёлок. Вот так состоялась моя вторая встреча с Верхней Гутарой вновь, двенадцать лет спустя, но теперь пришёл совсем с другой стороны и в другом качестве.

019-08-03
Верхняя Гутара.




Да, вышла накладка с доставкой от Катышного до посёлка, не доработал Евгений из Нижнеудинска, но за предварительную договорённость с семьёй Антиповых скажу ему спасибо. Семья приняла нормально, есть крыша над головой, можно спокойно подготовиться к дальнейшим шагам. Вообще это я только так называю – семья Антиповых, на самом деле всем тут заправляет Речкина Лидия Ивановна. Кажется, это её фамилия по первому мужу, который погиб уже довольно давно. От него двое сыновей – Гена и Дима, которых они называют почему-то Гендос и Демьян. А с Антиповым Александром Петровичем они нарожали ещё троих детей, двух сыновей Илью и Глеба и дочку Веру. Вот такое большое семейство. Вера ещё учится в школе, Глеб остался на сверхсрочной службе где-то под Питером, но в данный момент в отпуске гостит у родителей, а Илья, тот самый каюр с Катышного. Лидия Ивановна на половину тофаларка и очень гордится этим. Она здесь председатель национальной общины, деятельная и активная женщина. По крайней мере, все вопросы с туристами решает, в основном, она. А вот в детях тофаларская кровь уже совсем не заметна. Александр Петрович родом из Москвы, когда-то давным-давно попал в посёлок, да так и остался тут жить.

019-05-37
Речкина Лидия Ивановна и Антипов Александр Петрович - смотрит сурово, но человек добрый, просто фотографироваться стесняется.

Мне выделили место в летней кухне. Так называется отдельная, небольшая избушка с печкой, на которой готовят пищу летом, чтобы не топить печку в основной избе. В летней кухне есть всё необходимое для вполне комфортной жизни. Теперь предстоит решить два вопроса. Частично продукты я притащил с собой, но кое-что ещё нужно прикупить. Это добавит к моему грузу примерно 15 килограмм к тем 70-ти, что уже имеется. А, главное, осуществить дальнейшую заброску на конях в верховья Большого Сигача.

С первой задачей справился быстро. Однако на удивление пришлось постоять в очереди. Обычно в таких удалённых, оторванных от мира посёлках, в наше время даже перебор с магазинами. А тут всего один, да и тот работает очень ограниченное время. Два часа в первой половине дня, два часа во второй. Похоже, тут всегда очередь.

Вообще в посёлке проживает около 500 человек. Это один из трёх тофаларских посёлков и второй по величине. Однако тофаларов тут не более половины, да и среди тех чистокровных ещё поискать. Образовался он, как и многие другие северные национальные поселения, в те времена, когда советская власть решила все кочующие народы на своей территории облагодетельствовать прелестями оседлой жизни. Тофалары же в те времена пасли оленей, никого не трогали, жили себе привычным укладом и продолжали бы в том же духе ещё сотни лет. А теперь оленей почти не осталось. Держат где-то неподалёку небольшое количество две семьи. Но когда-то была тут своя популяция домашних оленей, несколько более крупных размеров, чем обычно. И даже из Якутии приезжали за быками-производителями, с целью улучшения породы в своих стадах.

Но всё же, Верхняя Гутара живёт не так уж плохо. В магазине присутствует основной набор продуктов и цены не намного выше, чем в том же Нижнеудинске. Не так давно построили новую школу. Электричество есть, хотя и подают его нормировано, отключают ночью и во второй половине дня. Экономят горючее на своей дизельной электростанции. У многих стоят спутниковые антенны. Есть у этого посёлка и района большой туристический потенциал. Но на данный момент, основным препятствием к этому является плохое транспортное сообщение. Регулярных рейсов авиации нет вообще, вертолёты садятся в посёлке как-то произвольно и непредсказуемо. Заказывать же борт в Нижнеудинске за 90 тысяч может себе позволить только большая команда, да и то не каждая (сейчас ещё дороже). А ведь в советское время, когда сюда летали несколько самолётов в день, это был популярный туристический район. Чем же живёт местное население? Работы в посёлке действительно немного, да и та мало оплачиваемая. Кто-то зарабатывает на туристах, как это делают профессиональные каюры Илья Антипов и Андрей Морозов, но этот заработок только летний. В основном же промышляют охотой и собирательством. Осенью собирают ягоду, бьют шишку. Зимой добывают соболя, белку. Живут, конечно, не богато. Как и во многих подобных посёлках, местные жители не находят себе применения в такой жизни, какой-то достойной цели, поэтому всё сводится к цели универсальной - найти и выпить. Не все, конечно, многие пытаются как-то улучшить свою жизнь. Что касается связи с внешним миром, то почта тут есть и даже телефон. Правда, разговаривать приходится каким-то хитрым способом, через рацию.

Но, в целом, посёлок выглядит неплохо, даже аккуратно. И надо отдать должное тем, кто когда-то выбрал место для его строительства. Это место очень удобное и красивое. Ровная и широкая межгорная котловина, высокий берег на изгибе Гутары, чистый и стройный лес, нависающая над посёлком гора Змеинка. Не обязательно куда-то далеко ходить, приличный материал можно снять прямо здесь. Особенно хороши утренние туманы.

Можно понять Алтухова Евгения Николаевича. С ним и его супругой познакомился на следующий день пребывания в посёлке. Об этом человеке слышал ещё в прошлом посещении посёлка, двенадцать лет назад. Евгений Николаевич – старый, заслуженный геолог, проработавший многие годы в Восточных Саянах и знающий территорию как никто другой. Он и до сих пор работает в геологии, в одном из институтов Москвы. В Тофаларию же приезжает каждое лето. В Верхней Гутаре построил дом, наверное, самый лучший в посёлке по соседству с Антиповыми. Его-то описание маршрута на Кинзелюк, размещённое на сайте и привлекло внимание. В 1996 году несколько человек прошли этот маршрут на конях, в том числе и сам Алтухов. Среди участников этого похода был и Евгений Часник, некоторое время назад проживающий в Верхней Гутаре, известный здесь фотограф, автор фотоальбома «Тофалария – страна гор». Естественно, некоторые консультации от знатока Тофаларии были получены. По странному стечению обстоятельств, ещё и оказалось, что родная сестра Евгения Николаевича живёт в соседнем подъезде у меня дома, в Мытищах. (С Евгением Николаевичем мы условились встретиться в Мытищах где-нибудь по осени или зимой, когда вернёмся домой. И я действительно потом всё ждал его звонка и визита, но к моему глубочайшему прискорбию оказалось, что этот интересный человек покинул сей мир ещё осенью того года. Поэтому, позвольте посвятить мой рассказ об этой экспедиции Евгению Николаевичу Алтухову, так любившему Тофаларию).

Да, десять лет назад люди ещё отваживались с конями пройти этот путь. Теперь за это никто не готов взяться. За эти десять лет тропы ещё больше пришли в негодность. У меня же с конями что-то вообще ничего не складывается, ситуация не спешит переломиться в нужную сторону, не зря я запасся терпением. Илья занят с другими туристами, меня же Лидия Ивановна поручила некоему Жене Кокуеву. В Сигаче как раз его охотничий участок, или как тут говорят, его тайга. Вероятно, я не очень выгодный клиент, с большой группой работать, несомненно, выгоднее. Мне достаточно одного коня, но чтобы как-то стимулировать процесс, беру двух. Жени пока нет в посёлке, он где-то неподалёку на охоте, нужно подождать день-другой. Поначалу это не сильно напрягало, да и мой потенциальный каюр появился всё же. Однако оказалось, что он полный голодранец и своих коней у него нет. Какое-то время ушло на переговоры с другими местными жителями, и кто-то всё же согласился доверить своих лошадей, потом началось самое интересное. Дело в том, что кони здесь животные самостоятельные и находятся почти на полном самообслуживании. То есть гуляют сами по себе, где хотят. Мало того, что летом живут на подножном корму, так ещё и зимой добывают пропитание из-под снега. Очень удобная скотина, не нужно заготавливать корма на зиму. Сена тут и не очень многочисленным коровам не хватает. Вот только неудобства начинаются, когда нужно куда-то поехать. Место, где можно спокойно пастись, полно. Попробуй, найди. Эту вечную проблему местные жители почему-то так и не научились решать. Разве что колокольчик на шею повесят или как тут говорят – ботало.

Тем временем и Илья появился в посёлке. С ним большая группа туристов из Москвы. Вид разношёрстной публики как-то мало увязывался с той задачей, которую они себе поставили. Команда собирается заброситься конями через перевал Федосеева и по Малой Киште на Казыр, дальше сплавляться по этой, довольно сложной реке. Среди них выделяется личность совершенно не туристического вида, в городских брюках с остатками стрелочек, с картофельным рюкзаком, да ещё и зовут его Кутузов Михаил Иванович. Тем не менее, он уже много походил по этим местам, и даже в одиночку, и в посёлке это личность известная. (Опасения по поводу этой группы впоследствии оправдались. У них действительно произошёл несчастный случай при форсировании Большой Кишты, к счастью, не смертельный. Люди оттуда приходили в посёлок и вызывали санрейс вертолёта. Об этом, конечно, я узнал только осенью).

Моего настроя на терпеливое отношение к развитию событий уже не хватало. Ожидание затянулось, такое положение дел заставляло нервничать. Да ещё и не уйдёшь никуда. Вдруг всё будет готово, а меня нет на месте. Очень туго, со скрипом менялась ситуация, но всё же переломилась в пользу задуманного, в конце концов. Ну а куда же она денется, раз уж я пришёл...

Продолжение следует.

019-08-10
Женя Кокуев - один из местных безлошадных голодранцев. Именно ему Лидия Ивановна поручила мою заброску.

019-05-31
Лошади здесь тоже несколько крупнее, чем в Якутии.

019-06-05
Вертолёт - это здесь всегда большое событие.

019-07-14
Местный Гаврош.

Пейзажи Верхней Гутары.

019-05-09
1.

019-05-12
2.

019-05-15
3.

019-05-16
4.

019-06-06
5.

019-06-19
6.

019-06-22
7.

019-07-01
8.

019-07-04
9.

019-07-10
10.

019-07-13
11.

019-07-17
12.

019-07-29
13.

019-08-07
14.



You are viewing foto_trip